Давай погрустим и будем знакомы

Привет! Вы знакомы с Тедом? | Синемафия

давай погрустим и будем знакомы

Но давай об этом сегодня не будем думать. объяснено .. Давай немного погрустим с тобой, Забудем Или тебе знакомы океанские просторы, Давай. Пора смириться давай погрустим и будем знакомы душа моя вон там где то в углу грязная,порванная как кеды и помнишь мы хотели. Слышь, Рыжик, хватит дуться, давай вместе пиратами будем. Танька хмуро Будем сокровища искать. . Или погрустят вместе и тебе легче станет. А с Танькой мы давно знакомы, и я всегда знаю, о чём с ней разговаривать.

Подошёл я к Таньке снова и говорю: Танька хмуро на меня посмотрела, но потом заулыбалась и говорит: Я вот, например, если на кого-то обиделся, то могу и до вечера дотерпеть. Потому что характер у меня твёрдый, мужской.

А Танька уже на корабль забралась и давай руль крутить. Его только капитан может крутить! Вижу, Танька опять мрачнеет.

Он тоже корабль может вести. А мне не жалко. Просто всё по правилам должно быть, а иначе это уже и не игра, а хлюзда какая-то. Но Танька, молодец, она всё понимает. И сразу классно заигралось. Сначала мы несколько кораблей на абордаж взяли. Я Таньке даже свой пистолет отдал.

А себе шпагу из палки сделал. Потом мы все награбленные сокровища на остров свезли и закопали. Танька домой сбегала, принесла листок с карандашом. Мы карту нарисовали и на ней сокровища крестиком пометили. Тут Вовка маленький из дома вышел и к. Но мы его прогнали. Потому что сопливый ещё. А потом Таньку домой позвали. Будто бы причёска, важнее сокровищ. И мы по домам разбежались. Я домой захожу, и тут меня как стукнет: А потом подумал, подумал и успокоился.

Она, вообще, ничего, хоть и девчонка. Хотя нам взрослые и запрещают. Потому что прошлым летом Женька прыгнул и носом землю пропахал.

У него из носа кровь пошла, он заплакал и убежал. А потом всем влетело. И строго настрого нам запретили с качели прыгать. Но мы всё равно, когда никто не видит, прыгаем, кто.

У нас даже чемпионы. На третьем месте Женька был, но мы его больше соревноваться не берём. Ну вот, мы, значит, с Танькой и прыгаем. Она губу закусила и давай меня обгонять. Я Таньке и говорю: Пойдём лучше в прятки играть. А потом вдруг прыгнула, ойкнула, на землю села и не встаёт. И слеза у неё по щеке. Но она быстро отвернулась и плечом утёрлась, будто бы и не было. Я подскочил, смотрю, крови на ноге нет, а что дальше делать не знаю. Может, нога сама пройдет.

Потом она снова на ногу наступить попробовала и опять ойкнула. Я Таньке до скамейки добраться помог. Ничего оказывается Рыжик и не пушинка. Тут Танька уже не выдержала и расплакалась.

А я совсем не знаю, что делать. Погладил её по плечу. Она медсестрой была, всё знает. И ругаться не. Танька носом шмыгнула и кивнула, и я за бабушкой побежал. Замотала Таньке ногу бинтом крепко-крепко: Так что мама Танькина всё равно всё узнала. И всё равно нам всем влетело. Но я на бабушку не обиделся. И Танька тоже не обиделась. А через несколько дней Танюха уже на улицу стала ходить. Правда хромала и в догонялки не играла. А с качели мы решили пока не прыгать.

Пока у Таньки нога совсем не заживёт. А то не по-честному получается. И что это за имя такое? Мы сразу её Веткой обозвали. А она ничего, не обиделась. А ещё у неё свой велосипед есть, двухколёсный. Ветин папа его во двор спустил. А потом мы все по очереди на нём катались. Танюха почему-то на Ветку сразу взъелась. И велик покататься даёт. А ещё Вета обещала нас как-нибудь в гости позвать и показать корабль в бутылке.

Его Ветин папа откуда-то издалека привёз. Мы с Женькой долго думали, но так и не придумали, как это можно корабль в бутылку засунуть? Но она клянётся, что всё по-честному. Всё по коробкам лежит. А как только уберёмся, я сразу вас позову. Мы с Женькой решили, что пойдём. А Танька сказала, что занята. Странно, чем это она занята таким? Я Танюху сразу спросил, чем это она занята.

А Ветин папа постоянно в командировки ездит и всё время что-нибудь привозит. У меня вот папа никуда не ездит.

Я подумал, как здорово было бы, если бы и он тоже куда-нибудь ездил и что-нибудь привозил интересное. А потом я вспомнил, как здорово мы каждый вечер с папой во что-нибудь играем, и решил, что лучше пускай папа живёт дома и никуда не ездит. Ну, может, иногда. А ещё у Веты собака. У нашего Женьки тоже собака.

Только он обыкновенная дворняга. Мы его с Жекой вместе на стройке нашли. Я таких только в кино и по телевизору. Это она так злится, потому что у неё самой собаки. У меня вот тоже собаки нет, но я же не злюсь.

Но я то вижу, что злится. Что я, Таньку не знаю что ли? Она, когда злится, то глаза щурит, и руки сразу в боки делает. А на днях Вета наконец позвала нас к себе на корабль смотреть. Мы с Женькой и пошли. А Танька рожу нам скорчила и домой побежала. А потом я вспомнил, что мне надо дома сказать, что я к Вете пошёл. А там Танюха стоит и плачет.

А она развернулась и как по лестнице вверх чесанёт. Я её даже догнать не успел, только слышал, как дверь в квартиру захлопнулась. Я вниз спустился и говорю ребятам: Я как-нибудь потом на корабль посмотрю. И к Таньке пошёл. Она долго двери не открывала. Потом открыла и пробурчала: Ты ж корабль пошёл смотреть. Что я, кораблей не видел что-ли? Пошли лучше в машины поиграем. Это у нас с Танюхой игра.

Машины на дороге считать. Мои машины, которые слева направо едут. У кого больше машин окажется, тот и победил. С Танюхой хорошо играть, потому что она почти никогда не хлюздит. А то, что у неё глаза иногда на мокром месте, так на то она и девчонка. Я, если честно, тоже заплакать могу. Но только когда. Или когда один с мамой. А на следующий день Вета с велика сильно грохнулась и заревела. А Танюха её бросилась утешать и они подружились.

И мы вместе с Танькой ходили к Веете на корабль смотреть. Он и вправду в бутылке оказался. Вот бы и мне такой! Щенок У Женьки щенок есть, дворняжка. Мы всем двором ему имя придумывали. Я сразу предложил его назвать Мухтаром.

И что у дворняжки должно быть дворянское имя. Танька у нас самая начитанная. Это потому что мама у неё учительница. Трудно, наверное, с такой мамой жить. Я это Танюхе как-то сказал, а она рассердилась на меня и полдня не разговаривала.

Пришлось потом с ней мороженым делиться, чтобы дуться перестала. Так вот, Танька сказала, что собаку надо назвать как-нибудь благородно, типа Персиваль или Ланселот. Но я же тоже не дурак и тоже фильмы смотрел всякие. И нельзя собаку как человека называть. Потому что начнёшь собаку звать, а вдруг по улице человек с таким именем идет. Он тогда подумает, что это его зовут.

А Танюха тогда закричала, что где это я видел, чтобы по улице Ланселоты ходили? А я закричал, что пускай Танька себе личного щенка заведёт и как хочет обзывает, хоть Ланселотом, хоть Пинцетом.

В общем, мы опять поругались. Так мне на Таньку никакого мороженого не хватит, чтоб мириться. А Женька щенка забрал и домой унёс. А потом вышел и сказал, что щенка зовут Авто. Тут уж мы с Танюхой хором на него заорали, что нет таких собачьих имен. А Жека на нас упрямо посмотрел и сказал, что теперь. И что, зато его собаку теперь ни с кем не перепутают. Мы подумали и согласились. Авто сразу к сосиске кинулся. А я разве виноват, что у нас на обед макароны.

Что я ему, макароны принесу что ли? Но Авто сосиску прожевал и за хлеб принялся. Потом мы принялись его дрессировать. Он не сильно дрессировался, но было всё равно весело. Мы с Жекой говорили, что собаки, а Танюха спорила с нами, что кошки. Мне кошки тоже нравятся, но собаки всё-таки. Они добрее и вернее. И когда грустно становится, они сами к тебе подойдут и утешат.

Или погрустят вместе и тебе легче станет. А кошки подходят, только когда им самим этого хочется. А я знаю, почему Таньке кошки нравятся. Это потому что она сама на кошку похожа. Я ей так и сказал и немного даже испугался.

Думаю, сейчас опять обидится. А она не обиделась, а, кажется, загордилась. Будто есть чем гордиться. Собаки всё равно. Наш Авто весь чёрный-чёрный, и только на груди белое пятнышко. Если бы он был породистый, то он точно бы на конкурсе победил. Но нам он и без всяких конкурсов нравится. А Танюха сказала, что Авто похож на. И я тоже загордился. А потом она добавила: Я хотел обидеться, но не.

Во-первых, все равно меня Танька мороженым угощать не станет. А потом, я и вправду ведь во все дыры лезу. А, пока мы спорили, Авто всё доел и рванул к дороге. Тут мы сразу спорить перестали и побежали его ловить, потому что там машины ездят и запросто под колёса можно попасть.

давай погрустим и будем знакомы

И Танька его первая схватила и в нос расцеловала. А Авто её в ответ в нос лизнул. Я же сразу понял, что ей Авто больше всяких кошек нравится. Это она просто нарочно, чтобы нас подразнить, задаётся. Брат А У Таньки-Рыжика есть старший брат. Совсем уже взрослый дылда. Школу закончил, а ума то и нет. Мы с Танькой как-то идём по двору. А он из подъезда вышел, увидел нас и как заорёт: Танька сразу руку из моей выдернула и покраснела.

И у меня, чувствую, уши горят. А Танюшка совсем насупилась и говорит: Ну что ты тут поделаешь? Ну ничего, я вот когда подрасту, тогда сразу ему покажу.

Я уже и подтягиваюсь. Папа мне только совсем чуть-чуть помогает. Выйдет этот балбес во двор и заорёт: С ней хоть куда. А Танюха сказала, что со мной тоже не пропадёшь.

Мы однажды вместе с ней даже на стройку заброшенную ходили. Правда, не ночью, но всё равно страшно. Танька хоть и тряслась немножко, но ни слова не сказала. Мне, по правде говоря, тоже страшно.

Руру- ты меня не забудешь (Мери Джейн ) / Стихи.ру

А когда мы вырастем, то поедем с ней открывать необитаемый остров. Правда, моя мама говорит, что необитаемых островов уже не осталось. Но так быть не. А ещё я в книжках читал, что у путешественников всегда рядом есть верные подруги. Я Таньке в книжке показал, и мы договорились, что она будет мне верной подругой, когда мы подрастём. А потом, однажды, я маму как-бы невзначай спросил, кто такие эти верные подруги? Мама засмеялась и спрашивает: Я ей тогда книжку показал, и сказал, что не понял.

И мама объяснила, что верные подруги, это обычно невесты и жены. Это что же получается, что Танькин брат правду что ли кричал? Неужели Танюха ему проговорилась? Я её так прямо и спросил, а она опять красной стала и прошипела, что никакой она мне верной подругой не будет, и что я могу уматывать куда хочу и с кем хочу. А всё из-за брата её, дурака. Мы потом несколько дней не разговаривали. А потом Танюшка мне записку прислала и мы помирились. И договорились, что всё-таки на необитаемый остров поедем.

Только сейчас про это никому не слова. А записку Танькину я к себе в коробку из под леденцов спрятал. Цирк Мы с папой и мамой в цирк ходили. Там очень смешные клоуны. Один в кепке, а другой низенький такой и с красным носом. Тот, который в кепке, второго лупил очень смешно. А у низенького слёзы на метр в разные стороны брызгали.

А ещё в цирке женщина с перьями на голове по канату ходила, высоко, высоко. И как ей не страшно было? И собаки ещё дрессированные выступали. Я потом ребятам во дворе рассказал. Всем сразу моя идея понравилась. Танька-Рыжик тоже на том представлении цирковом была, только раньше. Ей женщина на канате очень понравилась и Танька сказала, что будет канатоходкой. Женька объявил, что он со своим щенком выступит.

А я решил, что буду клоуном. Потому что клоуны самые весёлые. А я тоже очень весёлый. Жека сразу же убежал щенка дрессировать. Танька побежала за верёвкой. А я один остался. Неужели не понимает, что раз я его зову, значит.

Ну я сам к Вовке подошёл и говорю: А он не упал. А он упал и заревел. Но как-то не смешно. А тут Танька-Рыжик подбежала: А Вовка-ябеда давай ей нарассказывать, будто бы я его побил.

Рыжик на меня с кулаками. И клоун из него никогда не получится. Пускай с ним Танька возится. Понял я, что придётся мне одному выступать. Стал я учиться падать. Весь перепачкался и рубашку в одном месте порвал. Но зато наловчился, и еще придумал, как ногами дрыгать, чтобы посмешнее получалось. А вечером мы представление устроили. Я маму и папу привёл. Танюхины родители ещё.

Вовка тоже был, предатель. Я ему кулак показал, и он сразу Танюхе за спину спрятался. Она вышла и положила верёвку на землю и давай по ней ходить и кривляться, будто бы вот-вот упадёт. Все ей громко захлопали. Ясно же было, что она по земле ходит. Вот если бы поднять верёвку хотя бы на метр, тогда. А так, ерунда какая-то. Но я тоже похлопал, а то, подумают ещё, что я завидую. А чего мне завидовать? У меня то номер. Потом Жека со своим щенком выступал. Он палку кидал, а Авто так щенка зовутпалку назад притаскивал.

И не потому, что дрессированный, а потому что ему хочется, чтоб мы палку подальше кинули, а он за ней побежал и принёс. Игра у него. Но все почему-то Жеке и Авто тоже громко аплодировали. И я тоже вежливо похлопал. А потом настала моя очередь. И нос я себе сделал из резинки и мячика от пинг-понга. Нос, правда, белый был, но ничего, всё равно здорово вышло. Я когда вышел, все сразу засмеялись, и я почувствовал, как у меня всё здорово получилось.

Тогда я побежал налево, сделал вид что споткнулся и упал. И ногами здорово так дрыгнул, даже лучше чем на тренировке. Но почему-то в этот раз никто смеяться не. Я тогда вскочил и в другую сторону побежал и упал.

И ещё раз ногами дрыгнул. А Жекина бабушка охнула и побежала меня поднимать и отряхивать. Она, наверное, в цирке ни разу не была и не поняла, что это я нарочно.

А щенок Женькин давай на меня лаять. Он почему-то подумал, что это я с ним так играю. Я так расстроился, что никто не смеётся, чуть не заплакал.

Я тогда вскочил и убежал. И за гаражи спрятался. Меня потом Жека с Танюхой долго кричали, но я не вышел. А потом вышел и говорю: Что за интерес, когда на тебя, как на дурака смотрят. Я акробатом буду, раз у меня всё равно падать здорово получается.

Но только я об этом вслух говорить не. Вот натренируюсь сначала, а потом сразу всем покажу. Я только Таньке на следующий день сказал. А она призналась, что высоты боится и будет свой страх преодолевать.

Сейчас она дома, когда никого нет, по табуреткам ходит. Вот мы с Танькой потренируемся ещё немного и настоящий цирк сделаем! Надо только, наверное, и Жеке сказать. Это она сама так сказала. Это получается вроде того, что я рыцарь с луком, а она дама.

Я Таньке сказал, а она засмеялась и возразила, что это совсем другое. Интересно, как это они определяют? Я в небо вечером смотрел на звёзды, ни одного созвездия не разглядел. Я только Большую медведицу знаю, и то, когда папа мне помогает. А потом Танька по своему гороскопу что-то посмотрела и сказала, что у меня с ней несовместимость. И что совместимость у неё с Жекой. А я сказал, что это у неё с головой несовместимость. И что я и без всякого гороскопа с ней разговаривать не буду, потому что она задавала.

А Танька нос вздёрнула и стала с Жекой дружить. А тот, тоже мне друг называется, играет с ней как ни в чем не бывало. Я обиделся и домой ушёл. А на следующий день Жека ко мне домой приходит.

Иди с Танькой играй. И у нас с ней тоже несовместимость. Тогда мы с Жекой пошли во двор играть в пиратов. Играем, играем, вдруг смотрим, а по двору Танька одна слоняется.

Мы к ней даже подходить не стали. Но ещё громче заиграли, чтоб ей слышнее. Танюха послонялась-послонялась, а потом к нам подходит и говорит: Танька покраснела и говорит: Вот чудеса, она даже, когда мне губу случайно расквасила, и то прощение не просила.

Ну, мы с Женькой ее и простили. Я подумал и говорю: А давай играть, что я вот рыцарем с луком буду, а ты благородной девой. Жека сначала упрямился и тоже хотел рыцарем. Но с гороскопом не поспоришь. Море Вчера Танька-Рыжик с моря вернулась. Она с моря ракушку большую привезла и фигурку дельфина из камня. Ходит теперь Рыжик важная вся, будто бы не на море, а на луне побывала.

Женька вон, с соседнего подъезда, тоже на море. Но он же не задаётся. Это просто у Таньки характер. А она на меня посмотрела прищурившись и говорит: Я вот в деревню ездил. Ну это потому, что она сама там не была и не понимает. А у меня в деревне дедушка с бабушкой. И они меня на покос брали. А потом меня ещё деревенские пацаны на рыбалку брали. И один из них огромную рыбину поймал и дал подержать. А потом у меня зуб разболелся, и бабушка меня к самой настоящей знахарке водила.

Та как давай что-то шептать быстро. А она меня перекрестила несколько раз, поплевала, и мы с бабушкой домой пошли. А на следующий день зуб сам прошёл.

А потом мы ездили в соседнюю деревню на свадьбу. Я сначала в люльке сидел. А потом мы какого-то знакомого дяденьку по дороге подобрали. И он в люльку сел. А меня дед впереди себя посадил, и я за руль мотоциклетный держался.

А на свадьбе все танцевали и песни хором пели, как в кино старом. И жених, такой классный парень, подарил мне перочинный ножик. А потом все пошли спать, и дед взял меня спать на сеновал, потому что в доме места не. И я спал прямо на сене. Оно пахло и щекоталось. И шуршало всё время.

И букашки там ползали. А ещё я один раз ходил с дедом стадо пасти. В деревне стадо все по очереди пасут. И мне деда дал кнутом щёлкнуть. Кнут оказался тяжёлый. У меня щёлкнуть и не получилось. Но дед сказал, что следующим летом обязательно получится. Я это все рассказал. Вижу, Танька рот разинула, завидно ей.

У неё-то в деревне никто не живёт, вот она и ездит на море. Я бы тоже, конечно, на море съездил с удовольствием. А ещё я в деревне с соседской Ленкой познакомился, и мы весь месяц классно играли. Но я Таньке про Ленку рассказывать не. А мама сказала, что зимой мы опять в деревню поедем.

А на море зимой всё равно делать нечего. Капитан Очень жаль, конечно, что на Земле почти не осталось неисследованных мест. Если бы я родился сто или, нет, даже триста лет назад, я бы точно стал знаменитым путешественником. А сейчас им очень трудно стать, потому что почти всё уже понаоткрывали.

Я вот думаю, может, мне в космонавты пойти?

Руру- ты меня не забудешь

В космосе, ещё много чего неизвестного и загадочного. Мне папа книжку про космос подарил, и я там прочитал, что, оказывается, до ближайшей звезды, надо лететь много-много лет.

Я представил, как я один лечу в ракете много-много лет, и мне стало грустно. И я пошел искать себе будущий экипаж. Только сказала, что поваром не. А я ей сказал, что повара в космосе не нужны, потому что там всё в тюбиках хранится. А Танька сказала, что тогда она согласна.

А у нас во дворе - Рустам Карапетьян

Потом Женька во двор вышел. Я ему предложил быть механиком. Женька любит со всякими конструкторами возиться. Он согласился, только спросил: Мы всем двором его сильно любим. Поэтому щенка мы решили с собой взять. Тем более, вдруг мы на какую-нибудь дикую планету наткнёмся. Собака тогда нам очень пригодится.

Она будет предупреждать нас об опасности. Ещё мы в экипаж взяли Вету, потому что у неё настоящий бинокль. И Вета обещала мне бинокль давать. Не навсегда конечно, но всё равно здорово. Вот такой у нас получился дружный экипаж. Но пока я экипаж собирал, уже настал обед. Ну что за экипаж у меня такой? Я тогда рассердился и говорю: Раз никто тренироваться не хочет. Я как-то по телевизору видел, как космонавты тренируются. Их на специальной штуке крутят.

А у нас как раз качели есть такая карусельные. Как я начал на них крутиться. Ну ничего, завтра я ещё дольше уже крутиться. Потом я пошёл и съехал с горки несколько раз на животе.

По телевизору, правда, космонавты так не делали, но, может, это просто по телевизору не показали. Потом Вета вышла и бинокль мне принесла. Я Вету сразу назад в экипаж принял.

И Жеку тоже, потому что он же не виноват, что девчонки вечно опаздывают. Мы все начали по очереди в бинокль на прохожих глядеть. Но тут меня мама домой позвала. Я и забыл совсем, что сегодня вечером я в кино должен был с мамой идти. Я бинокль Вете отдал и убежал. Сходили мы в кино. Там тоже люди на чужую планету попали и на них всякие чудища нападали. Я там много нового и полезного для себя узнал. Например, что надо стоять спина к спине, чтобы сзади не напали.

давай погрустим и будем знакомы

Вернулись мы с мамой домой. Наверное, не получится из них космонавтов, потому что космонавт должен быть дисциплинированным и тренированным. А они слушаются плохо, а тренироваться вообще не хотят. Я обиделся и опять всех из экипажа выгнал. А Танька-Рыжик сегодня сказала, что я сам. Что она вчера вечером вышла во двор, а меня не. Я ответил, что у меня важные дела. Он же видел, что я вчера вечером был, а это Таньки не.

Понимаешь, когда вращаешься с подонками и грязью, с зажравшимися маменьками и папеньками сынками богачей, сутенерами, проститутками, сам по неволе начинаешь играть по их правилам. Но, это отнюдь, я думаю, не означает, что и ты сам, или сама, такая, как. Надо просто воспользоваться моментом, сорвать банк, а затем, выйти из этой игры сухим.

Сделать один, пусть не совсем безгрешный шаг, а затем смыть с себя эту шелуху, очиститься и жить, жить, вдыхая эту жизнь полной грудью. Уехать к черту на кулички, в тайгу, за границу, завести детей, поставить свой бизнес… Что нужно от тебя? Ты, когда Лев Борисович будет на очередных гастролях, впустишь меня в квартиру. Я сделаю все. Мне нужны деньги…, позарез необходимы. Глеб ты предлагаешь мне стать соучастницей ограбления?

Глеб, смотря на нее в упор, молчал. Девушка вышла в ванную комнату, включила воду и, раздевшись, направила тугие струи воды на свое разгоряченное тело. Глеб, вошел к ней, накинул на мокрое тело полотенце, развернул ее в свою сторону, и поцеловал в лоб. Я не хочу причинять ей вред, не смотря на ее гадкий характер и повадки Снежной королевы. Я все продумал, моя девочка. Продумал все тонкости и детали. Глеб, взял на руки мокрую и податливую Варвару, которая обвила его шею гибкими руками, и отнес в комнату.

Они наслаждались собой до изнеможения. Извивались в объятьях подобно клубку змей. Парили в неописуемом восторге. Не могли остановиться ни на мгновение. Комнату оглашали страстные крики, переходящие во всхлипы и рыдания, своей музыкой продлевая сказку, прокладывая тропинку в вечность их единственной и неповторимой любви.

Варвара вернулась в хозяйский дом в усталом и напряженном состоянии. У нее ныли виски и затылок. У тебя что — то случилось? Я сейчас приготовлю какао Льву Борисовичу и с Вашего разрешения, можно пойду к себе?

Завтра муж уезжает на гастроли с оркестром за границу. Необходимо будет перегладить и собрать его вещи. На следующий день, проводив хозяев в аэропорт, Варвара осмотрела еще раз все комнаты, выдвинула осторожно ящики прикроватных тумбочек в спальной комнате и, убедившись, что большая часть драгоценностей на месте позвонила Михаилу. Маргарита приедет через час. Поставила машину на стоянку и, включив сигнализацию, довольная тем, что продолжительное время может посвятить себе одной любимой, мурлыча под нос не затейливый мотивчик, поднялась на лифте на одиннадцатый этаж.

Достала из сумочки ключи от квартиры и вставила их в замочную скважину. Когда дверь распахнулась, неожиданно сзади ее рот зажала крепкая рука. Мужчина в темном плаще и маске на голове, втолкнул ее в комнату. Несколько раз тряхнул ее как следует, и швырнул на пол. Показывай, где драгоценности, деньги… Сейф открывай, и чем быстрей, тем лучше для.

Маргарита быстро вскочила на ноги, подбежала к сейфу и, набрав код, открыла его дверцу. Варвара спустилась по лестнице второго этажа квартиры и, сделав удивленное лицо, не громко вскрикнула: Пусть все, все забирает и убирается прочь, - всхлипывая, обронила хозяйка.

Глеб обернулся, изображая опешивший вид, - Ах, так вас двое оказывается. Раздался звук, напоминающий шум полета большого шмеля. Девушка успела только крикнуть, - не надо, не… - и осела ничком на пол. Разин, переступив через нее, бросился к Маргарите. Та в ужасе от увиденного, заслонила лицо руками и смешно засучила ногами.

Глеб, не обращая на нее внимания, повторил свои действия: И на тебе моя дорогая теперь никто не подумает, что ты имеешь отношения к этой маленькой моей забаве.

Оставив двух женщин лежать на полу, он выгреб все деньги из сейфа, собрал драгоценности в комнатах. Бросил награбленное добро в сумку. Затем подтащил Маргариту к трубе отопления и, связав обе руки одним концом веревки, другой конец обмотал узлом за трубу. Скотчем залепил рот женщины. Оборвал шнур телефонного аппарата и, подбежав к Варваре, несколько раз похлопал ее по лицу: Девушка лежала без движений.

Руки ее обессилено свисали на пол. Глеб взял со стола графин с водой, облил ее лицо, расстегнул кофточку и, приложив голову к ее груди, стал слушать: Просыпайся, очнись, Варька, ты слышишь меня? Хлестал ее по щекам, то и дело, прикладывая голову к груди, слушая, не появилось ли дыхание, прижимал пальцами артерию на шее, пытаясь уловить пульс.

По его лицу катились слезы, но,… все было тщетно. Поняв, что случилось непредвиденное и страшное, Глеб вытер лицо и грудь Варвары.

Остановил взгляд на обнаженной груди,… застегнул кофточку. Схватился руками за голову: Бог мой, что я натворил? Затем склонился над ее лицом и прижался долгим поцелуем к ее еще не успевшим остыть губам. Затем, не оборачиваясь, стремительно вышел из квартиры, захлопнув за собой дверь. Возле подъезда собрались зеваки. А хозяйка жива, но до сих пор в шоке. Ничего толком рассказать не может, - слышались догадки соседей и случайных свидетелей последствий трагедии.

Следователь Ярыков, сидя в коридоре перед кабинетом судебно — медицинской экспертизы и рассматривая документы пострадавшей, читал вслух: Дверь кабинета распахнулась и из нее, снимая очки, вышел врач, - Ряшенцев.

Они прошли в кабинет. В воздухе стоял специфический запах лекарств. На одном из столов лежало тело Варвары. Это явно следы от электрошока. Кстати такие же следы я заметил и у выжившей хозяйки при осмотре места преступления. Причем довольно старой конструкции. Такие сейчас редко ставят пациентам, страдающим сердечно - сосудистыми заболеваниями.

Ты правильно отслеживаешь ход моей мысли. Смерть девушки наступила в результате острой сердечной недостаточности в результате применения преступником электрошока.

Кардиостимулятор отказал, и больное сердце перестало функционировать без его поддержки. Что я и записал в своем акте, - закончил Ряшенцев и протянул следователю несколько листов бумаги. Следов никаких, свидетелей тоже ноль, вакуум, одним словом. Они, не чокаясь, выпили и закусили тоненькими кусочками колбасы и хлеба.

Приподнял полку мягкого дивана и опустил в него дипломат. За окнами проносились пейзажи зимнего Подмосковья. Дымили трубы заводов, сосновый лес постепенно окутывался вечерней дымкой. Глеб резким движением открыл окно. Достал из кармана два билета. Один положил на стол, другой, подержав в руке, порвал на мелкие кусочки и выбросил наружу. В купе заглянула проводница: Не лето на дворе. Глеб протянул ей билет, закрыл дверь купе, и сев на диван посмотрел на свободное место перед собой: Нога затекла и противно беспокоила мурашками.

Сплошная зыбь и слякоть - ответила женщина, поворачивая ключ в замке зажигания, увидев, как судорожно поднялся шлагбаум, освобождая путь. Стартер повизгивал беспомощно… Из глушителя вырывались чахоточные хлопки двигателя. Сзади послышались недовольные разноголосые автомобильные сигналы. Женщина потянула на себя рукоятку привода. Прощупал провода зажигания, уплотнил колпачки свечей… - Попробуйте еще разок… Стоп… стоп, - махнул рукой, — аккумулятор у вас леди тоже не подарок.

Давайте я подтолкну вашего викинга к обочине… Разин открыл дверцу: Женщина, недолго думая, протянула ему маленькую, но твердую ладонь. Я и, правда, очень спешу домой. Мимо потянулась колона автомашин. Разин вынул из кармана визитку: Не давая женщине, опомнится, крикнул: Та, опешив, повернула к себе визитку лицевой стороной и прочитала: Генеральный директор — Разин Глеб Михайлович.

Время — деньги… — прервал их разговор пожилой таксист. Спасибо, Глеб, - впервые за вечер улыбнулась женщина. Такси заурчало и, мягко переваливаясь через железнодорожные пути, скрылось, на прощание, подмигнув фонарями стоп — сигналов.

Глеб достал мобильный телефон: Огни в окнах,… свет машин освещали мокрое шоссе. Впереди вечернее небо озарялось голубоватым свечением. Что это там над многоэтажками? Искусственный свет или знак, росчерк мысли, знамение?

Бывают мгновения, когда не хочется никуда спешить, когда едешь по ночному городу сквозь воспоминания, отступает суета, видится женское лицо. Я ушел бы не будь сам собою, В загулявшую стаю собак. Ради суки, что так порочна, Весь в укусах, грязи и крови, Разорвал бы любого в клочья За один лишь намек о любви. Закружил бы в собачьем вальсе, Лаем влился в собачий хор. Даже если кольцо на пальце, Как пожизненный приговор. Пусть нужна для этого драка!

Пусть не долог собачий век! Эх, как жалко, что я не собака, А приличный вполне человек. Оттого не беснуюсь, не вою, Если страстью натянет струну. Скажи нашим умельцам, чтобы до утра посмотрели этот раритет и привели его в божеский вид. Как у нас дела? Только что сдали деньги в банк. В воскресенье, проснувшись на удивление позже, чем обычно, где-то около одиннадцати часов, Глеб почувствовал боль в коленке, облокотился на локоть, вспоминая, что вчера случилось.

В комнате тикали старинные часы, дрожали от проезжавших трамваев стекла. Разин, встав с кровати, прошел на кухню, распахнул дверку огромного холодильника, порылся в ящике. Выдавил густую белую мазь на ладонь и тщательно смазал коленку. Затем принялся выполнять священный обряд бритья. Сегодня он находил в этом удовольствие.

Торопиться не нужно по срочным делам и можно помолодеть дней на пять — шесть. Обычно столько дней Разин позволял себе отращивать щетину чуть тронутую сединой. Напевая первую пришедшую на ум мелодию, намылил щеки и подбородок, вспомнив, что если с утра пелось ему, то ждать перемен и, как правило, не очень приятных. В толстых магазинных стеклах отражались безжалостные блики наружной рекламы. У входа в отель, попыхивая сигарой, скучал охранник.

Межсезонье… Город отдыхал от летнего нашествия туристов. Хозяева магазинов и лавочек, еще недавно, не успевавшие подсчитывать барыши от продаж всевозможных сувениров, позевывали, прикрывая рты загорелыми руками, беспрестанно пили ароматный кофе, в ожидании редких покупателей. Ветер гонял по тротуарам первые опавшие листья, было тошно и скучно. Лишь струи фонтана на площади, вырываясь с шумом из под земли, вносили разнообразие в унылый осенний пейзаж.

Скорей по привычке Ники заглядывал в лица проходивших мимо него людей. Он знал, что ответной реакции, обратной связи не последует. Глеб опустил книжку, большим пальцем выровняв горбик страниц, закурил: Откусив огурец, продолжил чтение: Ники принадлежал к другой части серого вещества, которая не решилась на добровольный побег из пенатов. Он считал, что где родился, где крестился, там и должен пригодиться.

Поначалу так и случилось, на волне всеобщей эйфории он занял свою нишу, нишу в жизни — открыл небольшой яхт — клуб. От отдыхающих не было отбоя, яхты и шлюпки шли нарасхват. И хотя дело было прибыльно только летом в разгар курортного сезона, ему в течение нескольких лет удалось сколотить неплохой капитал, на который он открыл кафе, купил и обставил новой мебелью квартиру, в которую и перебрался с небольшим семейством — женой и 15 летней дочкой.

Жена заведовала хозяйством в семейном кафе, дочь училась успешно в колледже. Ники целыми днями пропадал в яхт — клубе, по вечерам все трое собирались вместе, ужинали, смотрели телевизор, беседовали. Однажды придя, домой вечером Ники, не застал жену дома. На журнальном столике лежал листок бумаги — письмо, в котором жена ему писала, что влюбилась в другого человека, жить без него не может, что все годы их с Ником совместной жизни были ошибкой. Ники, как и раньше, работал в яхт — клубе, и в кафе, дочь ушла жить к бабушке, иногда навещала отца, а чаще просто звонила по телефону, задавала пару дежурных вопросов: Мне нужны деньги, я во время их получу?

давай погрустим и будем знакомы

Он понимал, когда период прелюдий проходил, что им нужны его деньги, его квартира, и не более. Его внутренний мир их не беспокоил. А он все чаще стал задумываться, видя, как вокруг стало появляться все больше и больше пустых и обезличенных физиономий, с рыбьими глазами, вне зависимости от пола, вне зависимости от социального положения и статуса.

На лестничных площадках квартиры и их хозяева спрятались за стальной броней дверей, за стеной отчуждения. Стало неприлично боязно позвонить соседу и спросить взаймы коробок спичек или пачку соли. Глеб вздрогнул от телефонного звонка. Горшков приехал в офис? Он что забыл мой адрес и номер телефона?

Хорошо, пусть ожидает, я скоро. Засунул телефон в карман халата: Надел фиолетовые махровые носки, белую майку под горло, серый толстый свитер и темно — синие джинсы. Ярко светило солнце… От вчерашнего дождя не осталось ни следа, лишь на подоконнике несколько капель - слезинок напоминаний, да последний желтый дубовый лист с прожилками — нервами… Глеб, перекинув через плечо белую куртку с меховой подстежкой, захватил с собой альманах.

Выключил свет в прихожей и, клацнув замком, сбежал по ступенькам. Проехав с полкилометра припарковал авто у обочины. Подстелив газетку, сел на вогнутую холодную скамейку в полупустынной аллее. Вынув закладку, продолжил читать: Ники сел за стол взял несколько листов белой бумаги и стал писать, изредка поглядывая в окно, казалось, внимательно вслушивался в неназойливое звучание музыки.

Затем, взяв два конверта, несколько листов вложил в один, оставшиеся исписанные мелким почерком подтолкнул ногтем в. Выключив магнитофон, выпил чашечку кофе, сделал несколько глубоких затяжек сигаретой. Подойдя к окну и, распахнув форточку, дал свежему воздуху ворваться в комнату.

Подошел к клетке с попугаем: Тот запрыгал на подоконнике с внешней стороны окна, постучал клювом по стеклу, а потом перелетел на ветку клена.

Ники взял электробритву и медленно, водя ей по вечерней щетине, запел: Интересно, что там меня ждет через пару мгновений? Кеша, изрядно налетавшись, уселся на подоконник, отбивая барабанную дробь по стеклу. А когда ночью пошел дождь, взмахнув в небо, сделал несколько кругов над кленом и исчез. Через пару дней наряд милиции, прибывший по вызову работников яхт — клуба, обеспокоенных отсутствием Ники, вскрыв входную дверь, обнаружили его лежащим на диване.

Электрическая дуга прошлась зигзагом от одного уха к другому, на лице застыла маска, маска загадочной улыбки. На столе лежали два конверта. Участковый, открыв один, прочитал: Из другого конверта выпали несколько листов бумаги. Глеб, закрыв книгу поднял голову… Над парком кружила стая ворон.

Мелкая дрожь пробежала от затылка через спину до пяток. Разин отряхнул руки и, пошатываясь, пошел к машине. Глеб, выпрямив ссутулившуюся, было безвольно спину, сел в машину.

Двигатель фыркнул… шины, мягко нащупывая край дороги, выкинули на тротуар несколько кусочков щебенки. Его обогнал причудливый фаэтон… Белые кони… звон бубенцов — свадебный кортеж. Разин подъехал к массивному зданию центрального банка с величавыми колонами. Вбежал по чопорным ступенькам… У операторского окна вытащил из кармана джинсов помятый бумажник и, протянул девушке пачку долларов: В детстве, когда получал нагоняй от матери садился на велосипед и под окрик: А глаза его серые и широко открытые глядели за окраину.

Иногда, запыхавшись, он останавливался, не слезая с велосипеда, вслушивался, как гудят монотонно линии электропередач, смотрел на темнеющую вдали полоску леса. Его сердце, едва успокоившись от гонки, начинало вновь учащенно биться от вопросов: Как устроен этот мир с его небом, облаками, реками?

Он прятал велосипед в кустах, ложился в разнотравье и до одури вглядывался в таинство голубизны над головой, чувствуя спиной шевеление букашек на теплой земле. Глаза смыкались,… почему я живу и зачем…. Очнулся Глеб от чувствительного толчка в плечо. Разин безразлично посмотрел ему вслед, осмотрелся: На худом давно немытом лице застыло выражение одновременно и испуга и безразличия и отрешенности. Увидев приближающего Глеба, парнишка насторожился: Пискнула сигнализация, и щелкнули блокировкой дверные замки.

Паренек, с опаской заглянув в салон, неуверенно сел на сидение и застыл, поглядывая на Глеба. Тот, завел двигатель и с силой надавил на газ. Глеб подъехал к придорожному ларьку из окна которого, доносились ароматные запахи гриля. Парнишка, засунув руки поглубже в карманы, отвернулся в сторону, шмыгнув носом.

Разин вышел из машины, заглянул в окошко павильона. Мальчишка увидел перед носом несколько стодолларовых купюр. Быстро схватил деньги, пакет и, не веря глазам, выскочил из машины.

давай погрустим и будем знакомы

Спрятал пакет под пальто и, путаясь в длинных полах пальто, несколько раз спотыкнувшись, исчез в арке проходного двора. Поставьте эту лошадку в ряд для продаж. Пива сосет тебя поджидая. Разин, снимая куртку, неспешно поднялся по ступенькам. Влад Горшков сидел в кресле спиной к двери, положив ноги в коротких сапогах на журнальный столик. Ты прямо как неуловимый Ян. Протянул Глебу открытую банку. Разин, молча, пожав Горшкову руку, зацепив куртку за крючок вешалки сел за стол, и энергично потер щеки и виски.

А я вот с удовольствием, - сдул пену на коричневый палас Владислав, и широко открыв рот, опрокинул банку. Глеб, подождав пока кадык Горшкова, перестал совершать возвратно — поступательное движение, покрутив гелевую ручку, спросил: Локти кусать потом не будешь?

Делим башли и расстаемся друзьями, или… - развел руки Горшков. Вырос из коротких штанишек. Насильно мил не будешь. Забирай свои полновесные 25 процентов и скатертью дорога. Не хило… Фифти — Фифти и не копейки меньше, подскочил Горшков. Повторил, открывая очередную банку с пивом: Тех, кто не согласен, прошу ласково покинуть помещение.

Разин распахнул сейф и бросил на стол перед ним папку. Готовясь к встрече с тобой, я составил отчет финансовой деятельности нашей… моей компании. Это было хлопотно, право не скрою, но что не сделаешь ради ближнего. Читай, пока не двоится, шевели размытыми солодом и хмелем извилинами. Владислав нехотя потянулся за папкой, открыл… Спустя несколько минут молча поднялся и, не прощаясь, вышел из офиса.

Глеб, приоткрыв жалюзи, посмотрел в окно. Что — то заискрило. Быть может, это была прозаичная дуга электросварки, или отблески странной для этого времени года многоликой радуги. Но дышать Разину стало легче, несмотря на атмосферу прокуренной комнаты. Разин почесал затылок и по громкой связи запросил Гальцева: Помощник, выйдя на середину зала, отрицательно покачал головой. Брагина Анна Львовна… Хм, угадал — 37 лет.